IPHosting (платный профессиональный хостинг)

Здравствуйте, Гость

Главная страница » Бизнес » Варианты заработка » Красота всегда в цене: открытие салона красоты как бизнес

Красота всегда в цене: открытие салона красоты как бизнес

Добавлено: Элина | 13.07.2009
Просмотров: 13404
Слов: 2164
Рейтинг: Нет оценки


Только 20% россиян периодически посещают салоны красоты. Поэтому у рынка beauty-услуг огромный потенциал для развития. Чтобы открыть в Москве салон среднего класса, нужно от 100 тысяч до 170 тысяч долларов. Окупятся эти инвестиции за три-четыре года

Всех не сосчитать

По данным департамента потребительского рынка правительства российской столицы, в городе официально зарегистрировано 1800 салонов красоты. Однако если добавить к ним все рядовые парикмахерские, тоже именующие себя «салонами», то в Москве и Подмосковье можно насчитать более 2500 объектов beauty-бизнеса. По свидетельству президента и совладельца компании «Персона» Игоря Стоянова, клиентские базы солидных компаний, занятых дистрибьюцией косметических средств, содержат именно такое количество потенциальных клиентов, работающих в сфере beauty-услуг.

– Из 2500 салонов элитные заведения занимают не более 10% рынка. Салоны, работающие в среднем ценовом диапазоне, – 20-25%, – утверждает Стоянов. – Все остальное – это дешевые парикмахерские и одиночные косметические кабинеты.
Более сдержан в оценках директор компании OPTIMA beauty Дмитрий Богданов:

– Если причислять к салонам красоты только те заведения, которые оказывают широкий спектр парикмахерских и косметологических услуг на европейском уровне, то круг операторов столичного beauty-рынка сузится до 400-450. Из них салоны топ-уровня занимают 35%, а остальное приходится на салоны красоты среднего класса.

Существенную долю beauty-рынка «забирают» цирюльники-одиночки, косметологи и массажисты, имеющие лицензии на индивидуальную частную деятельность либо вообще обходящиеся без таковой. Так, по мнению владельца сети салонов красоты «Мысин Студио» Александра Мысина, в Москве насчитывается 10-15 тыс. нелегальных парикмахеров, оказывающих услуги на дому.

Тем не менее, статистика говорит о том, что сегодня у 80% нашего населения парикмахерские услуги не входят в потребительскую корзину: люди стригутся сами, на дому. Это реальный потенциал для будущего развития рынка салонов красоты. Ведь, например, в США те же 80% населения комплексно приводят в порядок свою внешность именно в специализированных салонах.

В России свои правила

В московских топ-салонах цена за стрижку колеблется в пределах $50-200, а в салонах среднего класса – $20-50. При этом, по мнению заместителя генерального директора Образовательного центра «Салон-менеджмент» Татьяны Цалькович, качество beauty-услуг далеко не всегда соответствует ценам:

– Расценки могут не соответствовать квалификации персонала, уровню предоставляемого сервиса, местоположению салона. Часто берется наценка за «брэнд», который, на самом деле, еще не успел стать сильным и известным для потребителей.

На Западе уровень салона, а значит, и цены определяются тем, какой набор эксклюзивных услуг там предлагают потребителям, какова квалификация персонала, уровень сервиса и интерьер. Большое значение имеет даже то, какие косметические средства используют в работе парикмахеры и стилисты. Салон топ-уровня должен работать только с косметикой класса «люкс». В России зачастую наблюдается нарушение этого принципа. Однако строго подходить к оценке наших салонов с западными мерками было бы несправедливо. Хотя бы потому, что уровень доходов россиян гораздо ниже, чем у граждан большинства европейских стран.
– Проводить градацию салонов по ценовым показателям сложно, – говорит Стоянов. – В топ-салоне средний чек равен $100-150. Наша сеть «Персона LAB» работает в среднем ценовом диапазоне, и у нас средний чек равен $50. Но при этом я считаю, что мы оказываем услуги топ-уровня.

Время еще есть

Сегодня московский и питерский рынки косметологических услуг находятся на подъеме. Только москвичи ежемесячно оставляют в салонах красоты около $100 млн. Интерес инвесторов, вкладывающих деньги в этот бизнес, связан и с тем, что его рентабельность составляет 20-35%. Это в два-три раза превышает европейские показатели.

– Конкуренция в нашей среде еще не достигла своего максимума, – считает Мысин. – На два открывающихся салона приходится три закрывающихся: новички стали хуже закрепляться на рынке. С другой стороны, уровень заработной платы мастеров ниже среднеевропейского показателя, и это повышает уровень прибыли. При этом спрос на качественные beauty-услуги повышается год от года. Например, в нашей сети он растет на 10% в год.

Другие участники beauty-рынка говорят о том, что спрос на услуги растет еще быстрее – на 20-25% в год, поэтому новые салоны имеют хорошие перспективы.
– Я думаю, что рост количества салонов красоты продолжится еще в течение года, – прогнозирует Богданов. – А потом начнутся качественные преобразования рынка. Слабые игроки уйдут, а сильные останутся и укрепят свои позиции.
Стоянов предполагает, что период насыщения beauty-рынка будет более длительным:

– «Час пик» на beauty-рынке наступит еще не скоро. Сюда пока что приходит много дилетантов. Они обеспечивают перманентный процесс «открытия-закрытия» новых фирм и тормозят формирование цивилизованного конкурентного рынка.
Большинство салонов, которые появляются сегодня в Москве, относятся к категории «топовых».

– В их организацию инвестору, конечно, приходится вкладывать больше средств, – говорит Богданов. – Но и оборачиваемость средств в этой зоне рынка намного выше. Кроме того, сегодня топ-салоны более устойчивы к колебаниям спроса, и их владельцы чувствуют себя увереннее.

Шире круг услуг!

Основа beauty-бизнеса – парикмахерские услуги. Стильная прическа – главная составляющая имиджа любого человека. Поэтому многие салоны позиционируют себя именно как парикмахерские высокого уровня.

Но разворачивающаяся конкуренция диктует свои правила игры. Чтобы привлечь и удержать больше клиентов, предприниматели, работающие на этом рынке, стремятся к расширению перечня услуг.

– Сегодня наиболее востребован формат салона, где клиенту могут предложить комплексный парикмахерский и косметологический сервис, – говорит Богданов. – Это стрижка, макияж, маникюр (в том числе и мужской), педикюр, массаж, депиляция, несложное косметологическое лечение. Все большей популярностью пользуются процедуры по уходу за лицом и телом: лечение угревой сыпи, работа с жирной кожей, борьба со старением кожи. А отдельные салоны включают в свои услуги иглоукалывание, пирсинг, татуаж, боди-арт.

По пути расширения списка услуг идут большинство отечественных beauty-сетей. Например, салоны «Мысин Студио» позиционируются в первую очередь как стильные парикмахерские высокого уровня. Но при этом компания имеет лицензии на оказание различных косметологических услуг.

– Наличие дополнительных услуг и кабинетов просто необходимо, – говорит Александр Мысин. – Сегодня очень многим клиентам нужно не просто сделать стрижку, а комплексно поработать над всем имиджем. Люди хотят получать все, что им нужно, в одном месте.

Впрочем, не все идут по такому пути.

– В настоящее время мы уже разработали новый для нас формат косметологического салона, который выйдет на рынок под маркой «Косметик Экспресс», – говорит Игорь Стоянов. – Отличительная особенность этого формата в том, что он нацелен на развитие косметологических услуг в чистом виде, отдельно от парикмахерских. Это обусловлено нашей принципиальной позицией: мы считаем, что в первую очередь на рынке будут востребованы именно отдельные концептуальные салоны узкой специализации.

Еще один перспективный формат – SPA-салоны, оказывающие косметологические услуги вкупе с водолечением и релаксацией. Отечественные предприниматели довольно быстро внедрили в жизнь идеологию SPA. Она нашла своих приверженцев-клиентов, что способствовало активному открытию таких салонов в столице.

Финансовые перспективы

Наиболее успешно бизнес идет в небольших салонах. Как правило, это шесть-семь рабочих мест парикмахеров, несколько кабинетов для оказания косметологических услуг и штат в 15-17 человек. Для организации такого салона обычно требуется $100-170 тыс. Впрочем, на столичном рынке можно встретить примеры успешной реализации beauty-проектов и со стартовым капиталом в $70 тыс.

При хорошем развитии событий инвестиции в салон топ-уровня возвращаются через один-два года, а в салоны среднего класса – через три-четыре года.
Как правило, через четыре-пять лет работы наступает пора менять мебель, оборудование и делать ремонт. Но к этому моменту необходимые средства уже бывают заработаны.

Существенную долю в расходах салона красоты занимает заработная плата персонала. Обычно мастера не имеют стабильного оклада, а получают определенный процент от выручки, полученной за обслуживание каждого клиента. В среднем по Москве это 15-25%. Платить больше не имеет смысла по двум причинам: во-первых, это может сделать бизнес нерентабельным, а во-вторых…

– В косметическом бизнесе, как и в любом другом, существует проблема летунов-перебежчиков, – поясняет Дмитрий Богданов. – Иной мастер может уйти из салона и увести с собой на новое место часть своих клиентов. Чтобы как-то воспрепятствовать этому, между серьезными операторами beauty-рынка существует негласная договоренность: мастеров друг у друга не «перетягивать». Когда разброс зарплат стилистов и мастеров одного уровня в разных фирмах невелик, удерживать людей легче.

В идеале каждому владельцу салона хотелось бы добиться стопроцентной «загрузки» каждого мастера в течение рабочего дня. Но такого не бывает: beauty-бизнес очень подвержен колебаниям спроса как в течение одних суток, так и в течение целого года.

– Если салон красоты работает с ежедневной 30-процентной загрузкой всех рабочих мест, то его можно считать успешным и рентабельным, – свидетельствует Мысин. – При этом до 80% оборота обычно приносят постоянные клиенты. Они служат лучшей рекламой для любого салона: добрая молва «из уст в уста» пополняет ряды клиентуры и позволяет ежегодно наращивать обороты.

Доходное место

При открытии нового салона важно изначально определить, много ли в округе клиентов того уровня, на который его предполагается сориентировать.
– Считается, что салоны красоты должны быть расположены только внутри Садового кольца, – говорит Мысин. – Однако время меняет приоритеты. Есть немало примеров прибыльной реализации beauty-проектов в спальных районах. В частности, у нас есть успешный салон среднего класса на окраине Москвы, в Жулебино. Другой наш салон расположен в торговом центре в Люберцах, и он тоже работает с хорошими показателями.

– Наш партнер из Перми увидел в московских салонах Aldo Coppola немало своих земляков, которые специально приезжали делать прическу к нашим стилистам, – вспоминает Богданов. – Это стало сигналом, что в Перми есть спрос на услуги Aldo Coppola. И сейчас там открывается первый салон красоты под этой маркой.
А вот просчеты в оценке спроса приводят к плачевным последствиям.

– Иногда в каждом корпусе какого-либо элитного жилого комплекса открывается по салону красоты, – говорит Татьяна Цалькович. – В результате проект получается убыточным из-за низкой посещаемости.

Вторым по значимости фактором, определяющим успешность деятельности салона, является уровень мастерства его специалистов.

– Мастеров, стилистов, косметологов важно постоянно обучать. Причем не только основной специальности, но и психологии общения с клиентом, – подчеркивает Мысин. – Сделать качественную стрижку – это только 1/5 успеха. А 4/5 успеха салона красоты состоит в том, чтобы суметь грамотно продать свои услуги. Мы в своей школе учим мастеров в том числе и этим премудростям.

Сети будут расширяться

Есть три варианта для начала beauty-бизнеса. Можно приобрести готовый салон красоты, купить франшизу известной сети – «Персона LAB», Jacques Dessange, Aldo Coppola и Jean-Claude Biguine – или построить бизнес самостоятельно «с нуля». По опыту операторов рынка, инвесторы чаще всего предпочитают два последних варианта.

– Организуя фирму самостоятельно, инвестор параллельно обучается, и со временем он может стать профессионалом этого рынка, – оценивает преимущества этого пути Богданов. – С другой стороны, при покупке франшизы риски проекта сведены до минимума, потому что приобретаемая модель бизнеса уже многократно обкатана.

Татьяна Цалькович также полагает, что покупка франшизы – наиболее перспективный вариант для инвесторов.

– В ближайшие десять лет под именами известных брэндов будут создаваться не только новые салоны. В ряды сетевых структур перейдут многие ныне действующие единичные салоны.

– Но при этом первенство будет все-таки за отечественными торговыми марками, – добавляет Мысин. – Специфика национального потребления beauty-услуг такова, что клиенты более лояльны к своим мастерам и брэндам. Хорошие перспективы остаются и у дешевых парикмахерских, где стрижка стоит 100-150 рублей. Ведь значительная часть россиян стрижется именно там.

Что же касается покупки готовых beauty-фирм, то этот вариант участники рынка считают бесперспективным.

– Я не верю в успешность салона, выставляемого на продажу, – считает Александр Мысин. – Сразу возникает законный вопрос: почему владелец хочет избавиться от него? Понятно – потому что салон не приносит прибыли. Если причина в плохом менеджменте, то это еще поправимо. Если же изначально было выбрано «неправильное» местоположение – то дело гиблое.

СТОИМОСТЬ СОЗДАНИЯ САЛОНА КРАСОТЫ "С НУЛЯ"

Затраты в Москве, с учетом помещения площадью 100 кв.м Сумма, долл.
Мин. Макс.
Услуги риэлторов по поиску помещения 3000 5000
Оформление проектной, разрешительной документации и учредительных документов 3000 5000
Ремонт, отделка помещения 50000 75000
Приобретение оборудования и другого имущества 25000 50000
Арендная плата до момента получения первой прибыли 10000 15000
Закупка косметики и других расходных материалов 2000 5000
Прочие расходы 5000 10000
Итого 98000 165000

Пo данным консалтинговой группы «Магазин готового бизнеса».

СКОЛЬКО МОЖНО ЗАРАБОТАТЬ?

Счет Долларов, в ср. за мес. Процентов, в ср. за мес.
Валовая выручка 20500 100,0
Расходы 14000 68,0
В том числе:
– на аренду помещения ( 160 кв. м ) 5130 25,0
– на закупку расходных материалов 2870 14,0
– на зарплату персонала (20 чел.) 5330 26,0
– на коммунальные услуги 200 1,0
– на рекламу и маркетинг 470 2,0
Доход (без учета налогов) 6500 32,0

На такой результат может рассчитывать московский салон красоты, работающий в среднеценовом сегменте и имеющий девять рабочих мест. При этом занятость мастеров составляет не менее 60% времени при двухсменном графике работы. Расчет сделан по данным «Магазина готового бизнеса» и опросам предпринимателей.

ОРИЕНТИРЫ

Московский рынок красоты: цифры и тенденции

Объем рынка

По итогам 2003 года – $1050 млн.
Прогноз на 2004 год – $1300 млн.

Темпы роста
Около 25% в год

Идеальный салон красоты*

Финансовые показатели: безубыточность, выручка с одного рабочего места $2500-4000 в месяц, доля заработной платы в выручке не более 30%, доля выручки, идущая на закупку расходных материалов, не более 10%.

Местоположение: многолюдное место в пределах Садового кольца или в престижном спальном районе Москвы.

Помещение: площадь от 100 до 400 кв. метров, стильный дизайн.
Право пользования недвижимостью: возможность получить помещение в собственность или по договору аренды на срок более трех лет.
Оборудование: работоспособное и морально новое.
Персонал: укомплектованный штат сотрудников.

Юридическая чистота бизнеса: наличие всей разрешительной документации.
* По запросам потенциальных инвесторов.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИНВЕСТИЦИЙ

2002 2003 2004
Средняя стоимость бизнеса, тыс. долл. 240 190 140
Срок окупаемости вложений, мес. 22 28 18

Об авторе

журнал Свой бизнес



Условия перепечатки

При репосте статьи "Красота всегда в цене: открытие салона красоты как бизнес", пожалуйста укажите источник - сайт http://www.iphosting.ru/ (Платный профессиональный хостинг) — и информацию об авторе.
Смотрите также

Бизнес по продаже товаров через автоматы
Вендинговый бизнес - хороший старт для тех, кто хочет быстро и без особых затрат организовать собственное дело. Бизнес-план развития бизнеса по торговле через автоматы начинается с 3 тыс. евро, которые окупятся через семь-девять месяцев. При этом прибыль составляет от 250%. А самое главное - рынок еще совсем не наполнен

Работа для владеющих английским языком
150 американских компаний, готовых предоставить надомную работу