" />

IPHosting (платный профессиональный хостинг)

Здравствуйте, Гость

Главная страница » Бизнес » Варианты заработка » Как основать производство корпусной мебели

Как основать производство корпусной мебели

Добавлено: Элина | 09.12.2009
Просмотров: 7789
Слов: 2319
Рейтинг: Нет оценки


Мебельный рынок СНГ меняется на глазах. Трансформации - колоссальные.

Например, за последние четыре года долларовые цены на комплектующие и (соответственно) на готовую мебель в России упали как минимум вдвое. Хотя они по-прежнему высоки: в постсоцстранах, вроде Венгрии или Польши, комплектующие и мебель процентов на сорок дешевле.

Емкость всего российского рынка корпусной мебели специалисты оценивают кто в полтораста миллионов, кто в полмиллиарда американских долларов. Стоит заметить, что доля теневой его части по тем же оценкам вполне может превышать 40%. Добавьте сюда засилье бартера. Все это делает оценку архисложной.

Наверняка же можно утверждать следующее. Во-первых, производство корпусной мебели в России - в фазе стремительного роста. Судите сами.

Если всего три года назад соотношение иностранных и российских экспонентов корпусной
мебели на здешних тематических выставках было примерно 10 к 1, то нынешняя ситуация - прямо противоположная: "наших" вдесятеро больше. Кстати, закупки импортного производственного оборудования, по информации крупных станкоторговцев, начали расти еще в 1998 году. Во-вторых, отечественные мебельщики (напомним, речь - о корпусной мебели) работают в основном на "импорте", т.е. на произведенных вне границ покойного Союза комплектующих (плита, фурнитура, клеи, кромочные материалы) и оборудовании.

Рынок корпусной мебели не отражен, увы, в госкомстатовских цифрах. Значит, оценим платежеспособный спрос косвенно. В советское время при средней почти 200-рублевой зарплате мебельная стенка стоила 2000 рублей. Россияне тогда ежегодно покупали больше миллиона упомянутых комплектов. Сегодня стенка отечественного происхождения из хороших импортных материалов стоит $2000.

Доход в $200 и более встречается, как показывают социологические опросы, не чаще чем у одного из 20 трудоспособных россиян.

На деле ситуация сложнее. Раньше мебель брали в кредит, а сегодня такого института почти нет. Вдобавок теперешний народ неувереннее прежнего смотрит в завтра.

В общем, несложная арифметика выводит из вышесказанного наиболее вероятную годовую емкость рынка корпусной мебели в сотни миллионов долларов. Если для проверки вспомнить приведенные в начале статьи 3-5% народонаселения, считающих себя обеспеченными, вычесть из них детей, стариков и тещ – выйдет: полученные 200-400 тыс. хорошо зарабатывающих человек, купив за пять лет в среднем один набор корпусной мебели, ежегодно обогащали продавцов минимум на $300 млн. Неплохо, учитывая основную потребительскую тенденцию: средняя мебельнопокупательная способность ограничена, но потребность - колоссальная, насущная плюс растущая.

ДЕНЬГИ

Железо" мелкого мебельного цеха (рассчитанного на переработку сотни-другой кв.м. ДСП в смену) на базе хорошего форматно-раскроечного, кромкооблицовочного и фрезерного станков, доукомплектованных ручным инструментом, стружкопылесосом и прочими "дополнительностями", тянет примерно на $15 тыс. Верхний же стоимостный предел рассмотреть почти невозможно.

Мощный (по российским меркам) объект, "переваривающий" 1000 и более кв.м. ДСП в смену, на котором в числе прочих машин есть обрабатывающие центры и мембранный пресс (для окутывания сложноформованных деталей пленкой), стоит почти $1 млн.

РАЗРЕШЕНИЯ

Все, что касается основания мебельного цеха, справедливо почти для любого деревообрабатывающего производства. Очень желательно не строиться на пустом месте и не снимать неспециализированное помещение, а использовать готовый деревообрабатывающий цех (слава Богу, простаивающих пока полно), переоборудовав его по надобности. В таком объекте государственные контролеры склонны видеть слегка доработанный старый участок, а не нового рыночного гегемона. И ни проектных, ни тому подобных бумаг, как правило, не требуют. Лишь бы вы не "повесили" на провода мощность больше, чем им штатно положено.

Если приходится переоборудовать под мебельный цех какой-нибудь производственный объект или возводить "с нуля", то, помимо обычных в таком случае сетевых служб (электрики, газовики, водо-, тепло- и прочие снабженцы), на вас насядут пожарники, санэпидемиологи, охрантрудовцы и даже, возможно, метрологи. Особенно бдительны первые.

Чтобы договориться о соблюдении пожаробезопасных нормативов, иногда приходится тратить до года, да еще мучиться с каждой проверкой.

Поскольку недвижимость дорога, ее арендуют. Стоимость аренды промплощадей на окраине центральных городов (в промышленных районах) - около $2 (с НДС) в месяц за 1 кв.м.

Главные проблемы - с сертификацией. Сертифицировать нужно все: от фурнитуры (на предмет ГОСТосообразности), плит (гигиеническое заключение) - до импортных станков и готовой мебели. Договоренности о взаимном признании стандартов друг друга здесь почему-то не работают.

ПОМЕЩЕНИЕ

Маленькое, но крепкое мебельное производство на основе одного раскроечного станка мощностью 120 кв.м. ДСП в смену требует не меньше 400 кв.м. производственных и складских (для сырья, мебели и пр.) площадей.

Есть примеры и более "ужатых" цехов, но там обычно нет своего раскроя, и вся работа сводится к приемке кроеных на стороне деталей, кромкооблицовке, сверлению и сборке.

Предприятие с 1000 кв.м. производственных площадей - тоже, в принципе, небольшое. Больше 300 кв.м. ДСП в смену оно освоит с трудом.

Крупный для России субъект с мощностями, позволяющими переработать тысячу кв.м. ДСП в смену, может иметь 5-7 тыс.кв.м. площадей.

СКЛАД И УПАКОВКА

Склад готовой продукции должен быть, по крайней мере, не меньше емкости солидного меблевоза - в противном случае транспортные расходы непропорционально возрастут. Мебель можно собирать у заказчика на дому, а можно везти ему в готовом виде. В первом случае нужна упаковка - например, гофрокартон, термоусадочная пленка.

ПЕРСОНАЛ

Опыт показывает: ни один из государственных техникумов и вузов не способен подготовить хотя бы квалифицированных станочников, не говоря уж о мастерах и боеспособных инженерах. Руководство мебельных фирм, живописуя образовательную карту отрасли, употребляло откровенно нецензурную лексику.

Каждого нового "кадра" нужно даже не переучивать, а просто учить по-настоящему. Первый этап учебы проводит продавец оборудования. Полная же квалификация приходит постепенно, с годами производственной деятельности.

Некоторые мебельные компании (например, "Майстер & К") целенаправленно шлифуют собственную систему кадровой подготовки, не надеясь ни на кого.

О вознаграждении.

Оно должно быть сравнительно высоким. Наибольшую зарплату в Центральной России, по сообщениям УНИАН, из работяг получают именно деревообработчики с мебельщиками. Среди простых людей мебельпрома не редкость 200-300-долларовая зарплата, а самых ценных спецов просвещенные работодатели переманивают друг у друга за $500 и более. Средние же по России цифры, реально отражающие доходы рядового мебельного рабочего, - $100-150.

Количество людей на основном производстве зависит от уровня автоматизации и еще сильнее - от квалификации работников, а также от общей загрузки заказами. Раскрой, облицовка, сверление на хороших станках - явление очень малолюдное, зато сборка, напротив, нуждается в массовой занятости. Если на предприятии работает очень квалифицированный народ, то побригадного разбиения, как правило, нет. Каждый возится со своими изделиями от начала до конца, успевая с главного участка - сборки - наведываться к станкам и подкручивать чего надо.

Служба главного механика для малых фирм - вообще непозволительная роскошь. При наладке и поломках выращенные на месте кадры с универсальной квалификацией просто не имеют альтернативы.

Жизнь показывает, что заводик мощностью до 1000 кв.м. ДСП в смену (в авральные дни), специализированный на индивидуальных заказах, должен располагать штатом производственников хотя бы в 80 человек.

Совсем же маленьким (около 100 кв.м. в смену) обычно достаточно и полутора десятков рабочих.

ДИЗАЙН

Мебельный маркетолог обязательно интересуется классовым вопросом и дизайном. Эти вещи тесно связаны. Наблюдено, что здешние и граничащие с нами братья-славяне, имеющие очень высокий доход, при покупке мебели либо безмерно западают на классический стиль, либо скупают то, что они называют авангардом (причудливые конструкции с подчеркнутой асимметрией, даже некоторой агрессией в облике, с цветовыми контрастами, неожиданными материалами, встроенной сложной электротехникой и другими странностями).

Ценятся имя фирмы и индивидуальность, "эксклюзив" (вроде авторской медной таблички с надписью "Гамбсъ"). Мелким фирмам удовлетворять богачей очень удобно и, разумеется, выгодно.

Так называемый средний мебельный покупатель гораздо падче на модный "сезонный" дизайн, разбавленный толикой престижности (классики). Этот покупатель "работает" по каталогам. Он больше всего любит натуру - массивное дерево. Мягкая мебель для него, кстати, преимущественно сложнофигурная, но тоже с элементами из массива.

Немного ниже средних мебельно-покупательных возможностей внезапно воспаряет качество. Эти клиенты любят стандартно-современный дизайн со знаками добротности - накладками из массива, филенчатыми дверьми, могучей на вид фурнитурой, толстой "фактурной" ламинированной ДСП. Качество куда важнее цены, по крайней мере, в ценовых рамках группы.

Совсем рядовой потребитель, понятно, сразу смотрит на цену. На втором месте стоит функциональность. Прочие факторы малосущественны. Фурнитура - иногда броская, престижная с виду, но "турецкая" по сути. Специалисты сходятся на том, что рентабельнее всего работать с мебелью среднего ценового уровня.

Маркетинговые исследования говорят о прогрессе украинского среднего класса, как бы ни оспаривали этот термин.

Доля товаров для "средних" людей на мебельном рынке достигла, по крайней мере, половины. Эта ценовая "полка" решающим образом влияет на глобальный рост емкости рынка и будет лидировать в продажах как минимум еще года два (по некоторым данным - до шести лет).

Продажи дорогой мебели в текущем году и ближайшем будущем оценивают как постепенно растущие. Они уже сравнялись по эквивалентной денежной массе с дешевой мебелью. Году к 2005 к дорогой мебели приблизится по обороту элитная.

Дешевая мебель, превалировавшая в продажах (по совокупной денежной массе) еще года три-четыре назад, утратила первенство. С каждым годом ее реализуют все меньше. При существующем 5-10%-ном ежегодном спаде к 2002-2003 году она попадет на последнее место.

А в более дальнем будущем можно говорить о серьезном оживлении рынка second life (это, грубо говоря, реставрированная или модернизированная под нового владельца мебель). То есть работы "мелким" добавится.

"ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР ПОСТАВЩИКА КОМПЛЕКТУЮЩИХ НЕ МЕНЕЕ ВАЖЕН, ЧЕМ ВЫБОР ТЕХНИКИ"

СЫРЬЕ И КОМПЛЕКТУЮЩИЕ

Плита

Основным сырьем для корпусного мебельного производства служит ламинированная ДСП. Желательно, чтобы она была качественной - т.е., помимо приемлемой цены, имела приличные показатели по:

а) послойной плотности;
б) твердости;
в) склонности к разбуханию;
г) сколообразованию.

Фурнитура

Различают фурнитуру конструктивную (с функциональной нагрузкой) и декоративную. Хорошие производители предлагают более развитое членение.

Например, немецкий Hafele ("Хэфеле") дифференцирует:

- декоративную фурнитуру;
- замки и закрывающие системы;
- соединительную, кроватную фурнитуру;
- шарниры;
- петли;
- фурнитуру для откидных створок;
- фурнитуру для раздвижных дверей;
- направляющие для выдвижных ящиков;
- детали для обустройства офисной мебели;
- специальные системы фурнитуры для кухонь;
- системы опорных элементов;
- системы полок и шкафов для торговых и жилых помещений;
- профильные планки;
- внутреннее оснащение мебели;
- гардеробные крючки;
- системы освещения мебели;
- крепежные материалы.

У современной фурнитуры есть тенденция заполнять поверхности почти сплошь.

Вот предельный случай (предложен Hafele). Можно взять в аренду "убитую" комнату для офиса и вместо ремонта поставить вдоль стен металлический каркас, навесить на него панели из ДСП, устроить, где хочется, мобильные перегородки и жить в такой тотальной фурнитурной среде. Расстояние между старыми стенами и новыми - 2 см; ущерб полезной площади - еле заметный. Мебельная фурнитура (в отличие от станков) для отечественного производителя - непаханое поле. Между тем этот высокотехнологичный и страшно массовый продукт прямо-таки создан для простаивающих российских металлообработчиков. Нужны всего лишь кое-какие автоматизированные линии, "пусковые" инвестиции, очень качественное сырье, очень придирчивый технологический контроль и очень уверенный сбыт (не беда, если в основном за рубеж). Различие между "хорошей" и "удовлетворительной" фурнитурой видно хотя бы при сравнении шурупов: один можно вкручивать и выкручивать, сколько влезет, а у другого
после первого раза сминается шлиц.

Лента

К фурнитуре можно причислить и кромочную ленту. Она бывает меламиновой (бумажной), а также пластиковой: поливинилхлоридной (ПВХ), акриловой (АБС). Бумажная кромка бывает разная по толщине и технологии изготовления (от обычных для "меламина" 0,3 мм до 0,8 мм для HPL - этой многослойной штукой покрывают даже столешницы).

Пластиковая лента от заранее нанесенного клея чаще всего портится, поэтому клей-расплав наносит сам кромкооблицовочный станок. В самых дешевых таких машинах (стоят до $2 тыс.), дразнимых в народе "тазик с клеем", все операции, кроме подогрева и полуавтоматической подачи, - ручные. Дешево и сердито. Еще сердитее - использовать полдюжины утюгов или кромкооблицовочную ручную "железку", устроенную наподобие фена. Испанская модель Virutex AG 52F облегчит энтузиаста всего на DM0,8 тыс.
"Полнометражные" импортные кромкооблицовочные автоматы едва ли стоят меньше
$15 тыс. Одной машины производству, как правило, мало: ставят минимум пару агрегатов - для прямыхи криволинейных кромок.

За совершенно другие деньги ($250 тыс. и больше) можно купить многофункциональный обрабатывающий центр, способный и кроить, и клеить. На его базе компонуется почти автоматический мебельный цех с "экипажем" из четырех человек, оставляющий "снаружи" лишь сборку. Минимальные цены на саму ленту (возьмем 21-миллиметровую) - около $0,055 за погонный метр.

ОБОРУДОВАНИЕ

Производство корпусной мебели из ДСП зиждется на трех "станочных" китах:
форматно-раскроечном, кромкооблицовочном, сверлильном. Различные модели первых стоят от $4 тыс. (чешский Rojek) до $15 и более тыс. (немецкий Altendorf).

Строго говоря, актуальные в СНГ форматно-раскроечные станки с подрезным узлом (он позволяет избежать сколов на ДСП), с точки зрения преуспевших западных фирм, техника низкопроизводительная. На Западе ее иногда называют полупрофессиональной. Для автоматизированных крупносерийных производств используются аналогичные программные высокопроизводительные станки европейских фирм. Цены - $30-60 тыс.

При раскрое ДСП можно применить и форматный станок без подрезания, снабдив его специальной пилой Freud ("Фреуд", Италия). Она, кстати, не намного дороже обычных пил для ДСП ($120-130 против $100-110).

Кромкооблицовочные установки рассмотрены выше.

После них в игру вступают сверлильные многошпиндельные станки. Их часто называют сверлильно-присадочными. Криволинейные контуры получают либо ручным электролобзиком с последующей "зачисткой" ручным фрезером (вместе стоят примерно $400-500), либо на фрезерном станке. С точки зрения производственных возможностей, допустимо множество комбинаций перечисленных станков.

Когда речь заходит об уровне оборудования и о разнице в ценах похожих машин, некоторые специалисты приводят развитую классификацию станков по ресурсу: там целых семь уровней от "very economic" ("малые предприятия с сезонными работами или редко использующих данное оборудование") с постепенным ростом эксплуатационной интенсивности до "industry" ("заводы с непрерывным циклом производства").

Но, к примеру, одни и те же модели Altendorf применяются как в очень больших индустриальных производствах, так и в маленьких. Кроме того, производство рентабельно тогда, когда станки хорошо загружены. Слышать о машинах, изначально рассчитанных на ресурс 1 час в сутки, по меньшей мере, странно. Другое дело - оборудование "второго плана" (например, станок, вырезающий уголок: его просто не загрузить на 100 процентов).

Немецкие эксперты различают всего лишь два класса оборудования: для индустриального и ремесленного производства. Причем в самой Германии четкой границы между ними нет.

Среди производителей деревообрабатывающих машин, специализированных на
изготовлении корпусной мебели мы назовем далеко не всех: развернутый перечень занял бы две страницы.

Форматные круглопильные станки делают Altendorf (Германия), Griggio,
Lazzari, группа компаний SCM (Италия), Rojek (Чехия).

Пильные центры - Holzma из группы Homag (Германия), Homag Espana (Испания),
Gabbiani из группы SCM.

Обрабатывающие центры - "немцы": Weeke и Homag (оба входят в группу Homag),
IMA, а также "итальянцы": Morbidelli (группа SCM).

Производителей ленточнопильных станков - бездна (итальянские Griggio, ACM, американский
Woodmizer, чешский Rojek, добрый десяток "украинцев").

Кромкооблицовочные станки предлагают опять же немцы: Homag и Brandt из
группы Homag, Holz Her, Hebrok, IMA; итальянцы: Vitap, Bi-Matic, IDM и
Stefani из группы SCM.

Сверлильно-присадочные машины: Weeke, Hettich, Blum (Германия), Grass
(Австрия), Griggio, Morbidelli, Vitap (Италия), Homag Anderson (китайский
представитель группы Homag).

Под эти машины отечественные их продавцы предоставляют наработанные
технологии, сервис, инструмент. Поломка не останавливает производство
надолго: деталь привезут и заменят за несколько дней.

Потенциальные крупные мебельщики пусть не забывают и об оборудовании для
внутрицехового транспорта заготовок и сборки корпусов (Ligmatech из группы
Homag), мембранных прессах для окутывания пленкой профильного погонажа
(Friz - опять из группы Homag; стоит DM380 тыс.), а мелкие и средние
(вместе с крупными) - о заточных станках (до $6 тыс.; кстати,
станкоторговцы часто сами принимают заказы на переточку) и местной
аспирации (стружкоудалении).

Об авторе

Источник не известен



Условия перепечатки

При репосте статьи "Как основать производство корпусной мебели", пожалуйста укажите источник - сайт http://www.iphosting.ru/ (Платный профессиональный хостинг) — и информацию об авторе.
Смотрите также

Как открыть боулинг-центр
В России боулинг-клубы постепенно превратились в мультиформатные развлекательные центры, где боулинг остается ключевым, но далеко не самым прибыльным для инвесторов форматом.
В этом году российскому боулингу исполняется десять лет. Возраст, вполне подходящий для того, чтобы подвести первые итоги развития индустрии, но при этом не судить участников рынка слишком строго.
Сегодня, по имеющимся данным, в 120 странах мира насчитывается около 10 миллионов постоянных игроков в боулинг. Впереди планеты, естественно, США, где действует аж 125 тысяч дорожек (одна на 2 250 жителей). Затем в рейтингах фигурируют Япония (одна дорожка на 4 300 человек) и скандинавские страны, где уровень обеспеченности дорожками сопоставим с США. Что же касается боулинга как бизнеса, то общемировой годовой оборот этого рынка превышает 10-11 миллиардов долларов.
В России боулинг как массовое развлечение появился довольно поздно: расцвет пришелся на середину девяностых, причем, как вспоминает главный редактор журнала Bowling LifeStyle и гендиректор ИД «Боулинг Спорт» Андрей Бакатов, первыми интерес проявили именно инвесторы.

Обслуживание пробок на дорогах
Возможно, что моя идея покажется вам обычной, но, тем не менее, я не встречал такого пока что у себя в Москве. Не новость, что одной из самых больших проблем для московских автомобилистов - это пробки на дорогах, в которых порой приходится стоять более 2 часов в день. Моя идея заключается в том, чтобы помочь автомобилистам в пробке и одновременно помочь молодежи, которые очень нуждаются в деньгах